Путешествие в Выксу. 1768 год
Доброго времени суток, уважаемые любители старины!

Сегодня мы с вами отправимся в Выксу 18-го века, а точнее в один из осенних дней 1768 года. В этом нам помогут старинные документы, карты и воспоминания путешественников, действительно побывавших в нашем городке в то время. Пущенный всего год назад, в декабре 1766 года, Выксунский — или как тогда говорили, — Выксинский же­лезный завод хорошо известен и торговому люду, и ку­печеству, и петербургскому начальству. И хотя в эти дни предприятие временно не работает, гостям и покупателям здесь всегда рады... Так что и новостройки посмотрим, и к товарам приценимся...

Старая Выкса

Если вы решились и вместе с нами выехали из Мурома на Выксу, то нужно поторопиться. Дорога далека, и едва ли мы доберемся сегодня засветло: глубокие сыпучие пески тянутся до самого завода. Лошади едва бредут. А по сторонам — все одна картина — жидкий сосновый лес. И не захочешь — задремлешь, а проснешься уже когда колеса кареты загрохочут по мотмосскому мосту... Но вот уваровская деревенька с зобатыми — говорят, от воды — жителями осталась позади, а там, глядишь, и наша Веженка-Межонка вот-вот покажется со своим дымом, колдобинами и стуком топоров.

Сейчас «пограничники» спешно и небрежно рубят лес, роют и тут же на кострах пережигают руду, а пройдет несколько лет, речушку запрудят, и будет на пустынной Веженке господский огород со славной на всю округу бахчей да птичником, но без единого деревца. А на месте нынешних «связей» (бараков) — деревенька-выселок. Отсюда, если верить молве, пошла водиться на Выксуни картошка. А ещё - только в Беженке растут огромные арбузы и живут самые певучие девчата.

Старая Выкса

Спускаясь с пологого холма и объезжая ямы, мы с вами снова углубляемся в лес. Еще пятнадцать минут. И вот, минуя стороной «рогатку» с дежурившими на ней охранника­ми — «рунтами», наша карета съезжает с лесной дороги и вкатывается на широкий пустырь с огромным оврагом и ручьем. Это базарная площадь села Выкса. Приехали!
Спустя десятилетие здесь выстроятся лавки и дома самых зажиточных мастеровых, еще позже площадь оденут в бетон, но пока это место Красным назвать никак нельзя. Поэто­му выбираемся из грязи — и сразу в именитые гости!

А впереди виднеется Верхняя Выкса. Лесной массив, который скоро станет парком, господский дом о десяти покоях с дворовыми постройками, за ним, на пригорке, слободка из тридцати домов — все это находится на холме, который постепенно сползает в овраг, к заводу, и от­крывает для приезжих прекрасный вид на пруды и ок­рестные леса.
Непривычно тихо нынче на Выксуни. В прошлом году во время грозы молния попала в колесо плотины. Разрушив задвижки — «лари», убегая от хлынувшей в низи­ну воды, огонь перекинулся на заводские сараи и по­полз наверх к постройкам маленькой усадьбы... Все погиб­ло. Потухли когда-то застилавшие всю округу дымом домны. Не ухают молотовые... Лишь покрики строителей да гулкий стук топоров в лесу разрезают тишину.


Оглянитесь по сторонам! Как и Москве, молодой Выксе «пожар пошел много к украшенью». Рассказывают, что при бывшие к погорельцам господа распорядились сгоревшие строения возобновлять подальше от завода, а вот хранили­ще и контору строить нынче каменными. Но исполнена ли барская воля? Вот при въезде стоит деревянный длинный амбар — «магазея». В нем специально приставленный смот­ритель отпускает товары — чугунную посуду, топоры, ломы, молотки и другой «струмент». А может быть вам необходимо полосовое железо? Тогда пойдемте дальше.

Старая Выкса

А там, вдоль по улице, идут как по описи: сараи, конюшня, погреба... И, наконец, рядом со всей этой серой мелюзгой, словно фрегат красуется новое здание конторы. Толстые стены, хранящие в «трюме» первого этажа сокровища, тяжелые нависающие карнизы, бельмастые окна по обоим «бортам», треугольный фронтон — все напоминает части парусника...

Спустя десятилетие, как в довершение сходства, на крышу водрузят мачту с колоколом. Он будет вторить часам на деревянной, но высокой колокольне Дома рунтов (ныне ГАИ, а раньше — полиция и пожарная), церковной звоннице, а так­же цеховым рельсам, ударами по которым «почиталы» — начальники рапортовали о конце «упряжки» и ее результа­тах. Бывает, что вдруг этот «оркестр» взорвет тишину леде­нящим душу «тревожным» звоном. Тогда вся Выкса знает: случилась беда.

Чем-чем, а наводнениями и пожарами мастерового, работающего с огнем и водой, не удивишь. Вот и сейчас, заводы стоят, а своенравная вода разлилась небывалым морем и подтопила низину слева от плотины. Из окна конторы видно, как мастеровые укрепляют берег песком. Его берут тут же, на холме, где кончается лес и стоят первые дома мастеровых (ныне ул. Ведерникова). На этот раз люди победили, Но подсыпанный берег приобрел причудливый изгиб, который испортит топографическую правильность карт, зато спустя годы в него замечательно впишется маленькая серая купальня для дам, а потом, в середине 20-го века — белоснежная водная станция... тоже похожая на корабль. Несмотря на чудный вид прудов, захламленная, «падающая» в заводской овраг площадь перед деревянным домом и конторой мало располагает для прогулок. Да и сам дом все больше пустует: в отсутствие хозяев часть комнат занимают приказчики во главе с Трофимом Родионовым.

Старая Выкса

Пройдет еще пять лет, и во время строительства Большого дома наконец-таки на площади вырастет насыпь. Громада песка и шлака, на которой встанет Дом, будет поддерживаться контрафорсамй и каменной стеной, около которой, рядом со старой труженицей — обжиговой печью, будут устроены кузни. По народному преданию, подтверждаемому современными данными, отсюда, от подножия оврага к Дому, церкви и конторе траншейным методом в насыпи были прорыты и выложены красным кирпичей тоннели.

К этой истории мы когда-нибудь вернемся, а пока пойдемте-ка наверх и взглянем на нашу Контору: она «ушла» в землю на полметра! Но это мало что меняет: красавица не ста­ла выглядеть ниже, потому что единственное крыльцо вы­ходило в старину в противоположную сторону — во двор усадьбы, и неспроста по своему значению и размерам называлось Большим. По его ступеням мы сейчас поднимемся на второй этаж и войдем. Вот он — большой, как говаривали старики, «коллежский» зал! Хорошее рабочее место: много окон, желтая, почти белесая окраска стен, под высоким потолком белая неброская лепнина. В пустом пока помещении пахнет глиной и деревом, под ногами поскрипывают свежие половицы, спрятанные у стен под причудливым, непомерно широким плинтусом.

Основатели Выксы

Скоро здесь встанут столы, чернильницы... и пошла писать губерния! Да что там губерния — отсюда, из этих стен, целых два столетия будут управлять сотнями и тысячами людей. Государством? Недаром же Кон на Выксе называли Коллегией, а приказы ее исполняли — как на флоте — беспрекос­ловно.

Впрочем, говорят же люди: как корабль назовете, так он и поплывет... Но об этом в следующий раз... Наше сегодняшнее путешествие за­вершилось.

До встречи!

P.S. Совсем забыл: ездили мы к Баташевым за железом... Так вот. Не зря прокатались и не зря по конторам бродили: бумага для смотрителя у меня в кармане. Вот она: «Исай Михайлыч, отпусти железа полосного осьмнадцать пуд. Деньги взяты октобря 15 дня. Расходчик Иван Микифоров». Так что теперь - можно и в магазею!

С уважением, Алексей Киселев!

"Виртуальная Выкса"

Яндекс.Метрика